О проекте Шедевры
Электронный каталог Справочные материалы
Поиск Статьи
Первая треть XVIII столетия
Середина XVIII столетия
Вторая половина XVIII столетия
Первая половина XIX столетия
Авторская гравюра
Репродукционная гравюра
Гравюра на металле
Литография
История коллекции
Техники

ТОРЖЕСТВЕННЫЙ ВВОД ШВЕДСКИХ СУДОВ В ПЕТЕРБУРГ ПОСЛЕ ГАНГУТСКОЙ ПОБЕДЫ 9 СЕНТЯБРЯ 1714 ГОДА

1714

По рисунку П. Пикарта

Оттиск первой половины XIX века

Офорт, резец. 553х730; 520х620 мм.

Внизу слева: виделъ и рисовалъ Питеръ Пикардъ; справа: Грыдоровалъ Iноземец ГендрикДевитъ

В верхнем картуше: санктъ питеръ бурхъ.; в нижнем: Торжественной въ водъ въ Санктъ Питеръ Бурхъ взятой швецкой Эскадры съ ихъ Камандiромъ Шаутбеiнахтомъ Эрiншилтомвъ 9. день. Сентебрѩ. 1714.Ниже пояснения к изображению

Происхождение: cобрание Д.А. Ровинского (Санкт-Петербург); Румянцевский музей (с 1898); в ГМИИ с 1924

Инв. ГР-6363

Справочники: Ровинский Д.А. Подробный словарь русских граверов XVI - XIX веков. СПб., 1895. Т. 1, стб. 262, №4

"Гангутский триумф" был первым праздником новой столицы. Подготовкой церемонии руководил А.Д. Меншиков. Русский флот и пленные шведские суда дрейфовали в районе Кронштадта, ожидая сигнала для входа в Петербург, где в это время строились триумфальные ворота, продумывалась программа церемонии и издавалась листовка с объяснением событий праздника. Первая его часть была связана с торжественным проходом взятых шведских судов по Неве. Вторая - с шествием пленных моряков через триумфальные ворота на Троицкой площади.

Событие нашло отражение в целом ряде источников: «Походном журнале 1714 года», мемуарах П.-Г. Брюса и Ф.-Х. Вебера. В «Походном журнале» событие описано так: «По утру стал ветер норд-норд-вест, а потом и норд-вест, того дня тотчас пошли к Питербурху сим образом: перво три наши скампавеи, потом взятыя Швецкие суды... и еще две наших же скампавеи. И когда проехали противу слобод, везде роспущены были флаги, убраны были ворота и жилища, также во многих домах стрельбою поздравлены...»26. У Брюса мы находим следующее описание: «После того как 20 сентября прибыла часть нашего флота со шведскими судами и пленными, царь совершил триумфальный вход в Петербург, и когда он приблизился к Адмиралтейству и крепости, его приветствовали салютом из 150 орудий. Шли вверх по реке в следующем порядке: 1. Три русские галеры. 2. Три шведские полугалеры. 3. Шесть шведских галер. 4. Шведские фрегаты, все со спущенными шведскими флагами. 5. Царь в своей галере как контр-адмирал. 6. Все остальные наши галеры. Когда галеры подошли к триумфальной арке, возведенной к празднеству перед зданием Сената напротив крепости, то они салютовали из всех своих орудий, на что прогремел ответный залп пушек с крепости и Адмиралтейства; затем все сошли на берег, и процессия приобрела следующий порядок: 1. Рота гвардии во главе с генерал-майором Голицыным 2. Пушки, взятые князем Голицыным прошлой зимой у генерал-майора Армфельта [в сражении] близ города Васа. 3. 63 флага и штандарта, взятых в этой акции. 4. Двести шведских субалтерн-офицеров, солдат и матросов. 5. Две роты гвардии. 6. Шведские морские офицеры. 7. Флаг шведского контр-адмирала. 8. Шведский контр-адмирал Эреншельд. 9. Царь как контр-адмирал; за ним следовала остальная часть гвардейского полка. Когда царь вошел под триумфальную арку, вельможи, сенаторы и иностранные министры подошли поздравить его с победой... Триумфальная арка была роскошно украшена различными эмблематическими изображениями; среди них был русский орел, держащий слона, что намекало на шведский фрегат под названием «Элефант», и была надпись: «Aquila non capit Muscas» [с лат.: «Орел не ловит мух». - прим. авт.].

В гравюре Пикарта - Девитта достаточно тщательно переданы основные события церемонии:  центральное место в композиции занимают суда, идущие вереницей по широкой глади Невы, в верхней части - узкая полоска суши с фигурами шведских моряков в сопровождении конвоя, проходящих через триумфальные ворота на Троицкой площади. Пояснительная надпись в картуше, который украшен аллегорическими фигурами Нептуна, Марса, трубящими в раковины тритонами и портретом Петра I, повторял текст пояснительной листовки-программы, изданной ко дню празднества. И хотя гравюра далека от натурной зарисовки события, автор оригинала, объединивший два разновременных момента, специально подчеркнул достоверность изображения: «Виделъ и рисовалъ Питер Пикард».

Сайты Музея